свинокот

(no subject)

Маленький мальчик без маски гулял,
И на балконе ковид повстречал.
Быстренько вирус проник ему в рот,
Больше в квартире никто не живет.
свинокот

(no subject)

Сюжет книги, которая не будет написана:
Кончился карантин, люди повалили гулять, путешествовать, работать- но не все.
Многие продолжали оставаться дома и выходить только в интернет.
Сначала они писали, что им страшно выходить в изменившийся мир и им необходим период адаптации. Они продолжали вести вебинары и прямые эфиры, поддерживая друг друга.
В какой-то момент, когда период адаптации уже явно затягивался, появился новостной сайт, публикующий сводки якобы продолжающегося коронавируса. Писали о новых больных и умерших и о правительственных мерах, все более строгих.
Это не убеждало семьи людей, сидящих дома. Родственники уже готовы были взорваться и отказаться их содержать.
И тогда стали появляться статьи о том, что сидение дома полезно для мирового климата и экологии. Соответствующие организации заинтересовались статьями и выпустили сборник, а потом и второй. Сняли фильм, состоящий из интервью с авторами статей.
Стали платить стипендии активистам нового образа жизни.
Для распределения благ понадобилась организация и возникла секта Свидетелей Коронавируса.
Жизнь не выходя из дома стала считаться общественно полезной, а затем и элитарной.
Многие хотели вступить в секту Свидетелей, но их гуру Господин К ввел строгие правила приема и ощутимый вступительный взнос.
свинокот

если я забуду тебя...

Kогда только попадаешь в город, скользишь по его поверхности, а поверхность всегда зеркальна. И ты видишь себя, отраженным в мостовых и башнях, отражение кажется тебе новым и искаженным, как в озерной ряби. Но понемногу ты привыкаешь и рябь складывается в картинку.
И тогда ты натыкаешься на место, в котором зеркальная поверхность проницаема, ты проваливаешься одной ногой, ты чувствуешь под собой теплую живую землю.
Постепенно таких мест, таких дырок в зеркале становится все больше, ты начинаешь увязать в них уже двумя ногами и уже догадываешься, что живая земля-тоже далеко не последний слой.
Тебя узнают торговцы на рынке, они давно знают, какой кофе ты покупаешь, и что выбирая помидоры ты нюхаешь зеленые хвостики.
Соседи знают имена твоих.детей и спрашивают, выздоровел ли младший.
И каждый сосед, и каждый торговец на рынке становится проводником к тем прорехам в зеркальной поверхности.
И ты не заметил, как весь провалился вниз, как живая земля стала вторым небом, как ветер с это6о неба приносит запах сосен, как этот запах становится частью тебя.
Тебе предстоит ходить по этому городу и опять увязать ногами и проваливаться по макушку, опять открывать новое небо , а под ним новых людей, встраиваться в очередной слой и слышать щелчок, оказавшись на своем месте, которое давно тебя ждало, учить, лечить, и опять ходить по городу и не понимать, с какого из небес доносится запах сосен...
Когда-нибудь все небеса сольются в одно бездонное и бесконечное. И ты услышишь "Если я забуду тебя, Иерусалим..."
свинокот

(no subject)

Сейчас вроде никаких дат и никаких поводов повспоминать, а я и не вспоминаю, оно само.
Уезжала в Израиль не оформляясь, по туристической, хотелось быстрее в Иерусалим, в котором недавно побывала. И к тому же не нашла другого способа выйти из отношений, из которых давно было пора бежать. Короче, мне было надо.
Никому не давали туристическую визу больше чем на месяц, передо мной в очереди отказали четверым. А я вошла и на иврите уровня примерно гимл-далет выдала подготовленное вранье о брате в Иерусалиме, которому не с кем оставить собаку, и, соответственно, без меня никак, а у меня такая возможность пожить в Иерусалиме...
Тетка в консульстве это все послушала и прокричала кому-то сидящему в комнате "ну и что с ней делать?!" И кто-то крикнул в ответ: "Да ладно, дай ей на три месяца,все равно она...". дальше я не поняла. И тетка сказала "скажи спасибо консулу" и штампанула визу.
Мне было надо.
С покупкой билета в одну сторону тоже была проблема, надо было объяснить, зачем тебе это. Там я тоже врала что-то совершенно несуразное, может, про ту же собаку, не помню. Билет мне продали, 200 долларов я сэкономила, мне было надо.

Когда ехала на автобусе из аэропорта в Иерусалим, автобус остановился для кого-то на въезде в город, я решила, что приехали, и вышла. Автобус уехал, а я потащилась с тяжелой неудобной сумкой за ним, в сторону города. Уже совсем около цели какой-то дядька предложил помочь нести сумку, я уже волокла ее по земле и себя вместе с ней. Я отдала ему сумку. Он спросил далеко ли иду. Я показала бумажку с адресом, оказалось это совсем близко. И вдруг он смотрит на меня как на старую знакомую, и подмигивает-ты к брату? Я уже ничего не понимаю, говорю-нет, к подруге, она тут на крыше живет. Задираю голову-думаю, на этой крыше.
А дядька смотрит так странно-"а как же собака?".
Я тогда была такая уставшая, что и не помнила своего вранья и всех его вариантов. Пока я соображала, о чем он вообще, он сказал что-то совсем непонятное, а потом-"не волнуйся, ты дома".
До сих пор не уверена, был ли это сам консул или какой-то служащий. Поблагодарила и пошла на крышу, где уже сидели все мои московские друзья-мне было надо.
свинокот

(no subject)

Это давно хочет быть сформулированным и записанным, придется записать.
У меня появился ответ на вопрос "что же такое духовная практика и как это работает?"
Щас спою.

Мы живем в плотной материальной реальности и это классно-здесь все можно пощупать, попробовать, увидеть. Здесь хорошо. Проблема только в том, что этот плотный мир окружен стенами без дверей и форточек, вернее, без заметных дверей и форточек.

Для большинства людей это норм.

Но кто-то чувствует, что ему не хватает пространства, не хватает воздуха.
Эти стены-границы истончаются, например, когда гениальный поэт пишет стихотворение, в этот момент он оказывается в тонком мире и слова приходят именно оттуда. Или, когда гениальный музыкант играет на своем инструменте, эта музыка рождается не здесь.

Когда мне не хватает пространства и воздуха, а иду в сеанс Рейки. В сеансе мы оказываемся в тонком мире и находимся в нем, пока держим на себе руки. Тонкий мир течет через нас, меняет нас, если мы ему это позволяем, запоминается каждой клеточкой тела, запоминает нас.В тонком мире приходят ответы на вопросы, а могут приходить вопросы, которые мы себе сами не могли задать. Там у нас прямой доступ к тому, что называется размытым словом "подсознание", к собственным способностям, которые в повседневной жизни глубоко зарыты.
Но при этом духовная практика-это не бегство из плотного мира в тонкий на часок, типа быстренько все о себе поняли, вытащили клад и вернулись.
Духовная практика начинается тогда, когда мы помним тонкий мир, а он помнит нас, когда границы истончаются и становятся прозрачными, когда мы просто идем по людной улице, или заняты работой и вдруг чувствуем, что границ не существует, видим всю глубину, прозрачность, разноцветие, присутствуем в этом целиком. Видим себя.
А тонкий мир в эти моменты, как Мелифаро со своим двойником на границе Темной стороны, говорит "Я запомню.тебя. Мы тебя запомним".
Это, пожалуй, еще и самый честный ответ на вопрос, за что я люблю Рейки и почему практикую каждый день.
свинокот

(no subject)

Бывает, что в случайном прохожем узнаешь давно ушедшего друга, умершего, погибшего, хочешь бежать за ним, закричать, обнять, прыгнуть на спину, нет, просто осторожно дотронуться и окликнуть.
И не бежишь, никогда не бежишь.
А почему нет? Ну обернется незнакомый человек, ну извинишься, ну скажешь "ошиблась, простите", но всего за несколько секунд неудобства перед незнакомцем ты сможешь обнять давно ушедшего друга, ведь пока он не оказался незнакомцем, он тот, кем ты его считаешь...
Вот этого ты и боишься, он обернется- и не окажется незнакомцем, в той реальности, где ты не боишься побежать, закричать и прыгнуть на спину, случайных незнакомцев не бывает.
Твой друг обернется, захочет обнять в ответ, и исчезнет, потому что ты не бог и воскрешать мертвецов пока не научилась.
Разве что на секунду-другую...
свинокот

(no subject)

Лето закончилось путешествием, двумя неделями счастья, которое началось и закончилось в черничниках Шумавы,а между ними были Альпы австрийские и итальянские, озера ледяные и прогретые долгой жарой, все почти опробованы и проплыты, деревня в горах, виноградники, яблоневые сады, итальянские города, свадьбы и колокольный звон на разные голоса, булки с вареньем и пироги на завтрак, внезапные остановки в пути "а что это здесь такое?", луга, лесные речки, кошки, которые внезапно появлялись посреди луга, терлись,требовали ласки, потом отставали, оставались на своем посту, горы каменные и снежные, горы лесные, страшно крутые и недоступные и мы все эти две недели вдвоем, поездка через горные перевалы, эдельвейсы и поляны Иван-чая, который в низинах почти отцвел, жара, дожди,пронизывающие ветры, бирюзовая вода и прочие кайфы.
Завтра новый учебный год, который начинается со странного ощущения перемен во всем и полной непредсказуемости.
Всем привет!
свинокот

(no subject)

Вот, например, цветущие деревья.
Мы всегда замечаем те, названия которых мы знаем, мы помним, когда они цветут, где их много, куда бежать смотреть, знаем, что иудино дерево утешит нас, когда отцветет миндаль, а еще слива, а потом мимоза, которая на самом деле и вовсе акация, но это неважно, а закроет весь этот парад похожая на колокольчики жакаранда. Слово то какое, жакаранда!

При этом вокруг цветет столько всего неизвестного, того, чего мы не знаем по имени. Что-то синенькое, желтенькое...просто проходит фоном, практически незамеченное, хотя не менее красивое.
Только сейчас подумала, что неназванное, безымянное не то чтобы не существует, но наше внимание проскальзывает сквозь безымянное, почти не касаясь.
О какое красивое синенькое! -и все, да, знакомое, оно везде, скользим дальше.
Интересно, как все устроено.
свинокот

(no subject)

Текст, который упорно не хотел писаться, а потом как выскочил...
Очень важный для меня текст